Актуально

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ДЕСАНКИ МАКСИМОВИЧ

Страна, с которой никогда не воевала Сербия – это Россия, поэтому Сербию нам можно считать самым светлым пятном на карте Европы. А самое светлое в Сербии – Десанка Максимович. Истинно народная поэтесса, с сердцем и совестью всего славянского братства. Поэтому, когда от посольства Сербии пришло приглашение на мероприятие, посвященное юбилейному дню рождения поэтессы, я с радостью согласилась.

Южный ветер удивительно теплого бабьего лета рассыпал под ногами желтые листья, как стихи, которые я давно не вспоминала, но и никогда не забывала. Южный ветер глубинной памятью бередил воспоминания о теплой встречи в Сербии. Южный теплый Крагуевац, где сейчас дозревает на полях виноград, страна лесная, страна Шумадия посылала нам с южным ветром Балкан свою любовь.

А здесь в сербском посольстве готовился вечер встречи с автором сборника, первого сборника на русском языке «Оставлю вам только слова» о любимой мною Десанке. Им оказался журналист из города Красноярска по имени Сергей Щеглов. Красивые стопки книг в твердой обложке ждали своих будущих читателей. На обложке – портрет великой поэтессы.

А я всматривалась в лица гостей. Сербов можно отличить от русских сразу. И не по каким-то там антропологическим признакам. А именно по свету. Одной фразой можно сказать так: сербы – это лучшие русские, только живут на Балканах. Вот выступает посол, Станимир Вукичевич. Вот улыбается гостям его полномочный заместитель Елица Курьяк. И это официальные лица. Боже мой! Сколько в них света! Ах, эта Елица! Это явно не московская женщина. Это душа! Она совершенно без брони. Она – сама материнская любовь и всепроникающая доброта!

И, что интересно, Сергей Щеглов из Красноярска тоже отличается от всех тем же балканским светом Сербии. Сказать, что он красив – ничего не сказать. В Москве много красивых людей. Но как он говорит о Сербии! Какими становятся глубокими его глаза! И голос! Его голос кажется просто волшебным! С каким внутренним чувством читает он стихи Десанки и на сербском, и на русском! Он заставляет зал проникаться тем же почтением к творчеству Максимович. И заражает своей любовью к ней.

Будучи студентом первого курса университета, едва начав изучать сербский язык, он прочитал «Кровавую сказку» Десанки (этот стих знают все сербы, как молитву «Отче наш») и тут же написал автору этих строк письмо. На конверте адрес: Югославия, Белград, Союз писателей. Десанке Максимович. Не известно, прочла ли она признание в любви к ее поэзии, к ее стране и к сербскому народу, который, по словам Иво Чипика, «веками гибнет за одно только желание – жить свободно». Но вот прошли годы. И родилась повесть о Десанке Максимович. Сергей Щеглов проводит титаническую работу по сбору информации, собирает в сборник доселе неизвестные стихи Десанки и переводит их на русский язык.

Выступают также люди, которые помнят Десанку при жизни. Один из них поэт Йоле Станишич. Другой – известный профессор В.П. Гудков, по книге которой учился автор книги о Десанке Сергей Щеглов. Говорят по-сербски и по-русски. Но зал прекрасно понимает, что разговор идет о любви.
К книге Щеглова сербская художница с русскими корнями Ольга Иваницкая нарисовала портрет Десанки и передала его в дар. «Везите ее в Сибирь» – сказала она на презентации в Белграде...

А я вспоминаю и теплый прием города Крагуеваца. Именно об этом историческом месте писала Десанка в своей знаменитой «Кровавой сказке».

«Вполне естественно, – пишет в своем предисловии к книге С. Щеглова профессор И.А. Чарота, - что произведения Десанки (так просто, по имени, даже без фамилии, называют ее сер¬бы всех поколений; от младших, правда, можно было услы¬шать еще выражение «тётя Деса») в разного рода книгах для чтения, хрестоматиях, антологиях. И вовсе не удивительно, что даже не слишком начитанные соотечественники знают наизусть многое из того, что написала она, а воспринимается так, словно это произведение народного творчества».

Речь в этом стихотворении идет о Крагуеваце. Во время Великой Отечественной войны в 1941 году в октябре месяце сербское партизанское сопротивление набирало силу, и гитлеровское командование издало указ – за каждого убитого немца – расстрелять 100 сербов, за каждого раненого – пятьдесят! Город Крагуевац был оцеплен очень быстро. Все мужчины взяты в плен, включая детей мужской гимназии. (Памятник Миодрага Живковича – символ Крагуевацкого парка воздвигнут на месте расстрела 300 учеников и 18 учителей гимназии). Приговор был приведен в исполнение незамедлительно. Восстание подавлено в крови.

На холмистых лугах, где сейчас расположен «Спомен парк 21 октября» были вырыты длинные траншеи, куда падали расстрелянные тела. И еще шесть дней ручей, находящийся внизу истекал человеческой кровью… Теперь там каждый год собирается все население города на Большой школьный урок возле длинного ряда из 33 могил. И у огромного обелиска есть небольшой камень. На нем высечены слова Десанки из «Кровавой сказки». Именно к нему подвел меня тогда директор Школы мира Петр Стефанович. И акцентировал на нем особое внимание. А я сфотографировала. Тогда я еще ничего не знала о Десанке...

Русско-сербские мосты дружбы образуются совершенно стихийно, не зависимо от волеизъявления правительств. Благодаря Интернету мы находим стихи друг друга. Наши руки тянутся через года. Через границы. Наши сердца всегда рядом. Мы любим Сербию. И Сербия любит нас…

Светлана Савицкая, писатель,
учредитель национальной литературной премии «ЗОЛОТОЕ ПЕРО РУСИ»

© 2009 С. Щеглов. Все права защищены
Design © 2009 by africaan