Актуально

БОСНИЯ В ОГНЕ

Известный балканский хит «Падает правительство» в этом политическом сезоне обрел новое звучание. В последние дни правительства свергают одно за другим, пока речь идет только о кантональных властях в Боснии, но, судя по нервной реакции политиков соседних стран – Сербии и Хорватии, стабильность в регионе имеет не такой уж большой запас прочности. Активисты в Белграде и Загребе организуют через соцсети демонстрации в поддержку протестующих боснийцев, а заодно напоминают о сотнях тысяч безработных, коррумпированных судах и грабительской приватизации и в своих собственных странах. «Про кого это там поется «Убью тебя, как зайца»?» – размышляют (или вполне могли бы размышлять) политические деятели от словенского Триглава до македонского Вардара...

Уже неделю в Боснии и Герцеговине не прекращаются антиправительственные выступления. Итог первой волны протестов: десяток разгромленных административных зданий и отставки руководства четырех кантонов из десяти. Такой гражданской активности боснийцы не видели со времен окончания войны 90-х, которую сейчас опять вспоминают, опасаясь, что социальный бунт выйдет из-под контроля. Люди стали экономить на покупках, а это верный признак того, что ситуацию считают непредсказуемой.

После погромов 7 февраля в Сараево и других крупных городах демонстранты предпочитают мирный путь. И это неудивительно, ведь юных борцов из соцсетей, не пожалевших булыжников и огня для местных «жуликов и воров», ждет обвинение в терроризме.

Сейчас многие спорят: что было вначале – нападение демонстрантов на полицию или натиск полиции на демонстрантов? В действительности вначале было многолетнее терпение людей, обманутых военными лидерами, послевоенной властью, работодателями и банками. А всплеск протестной активности произошел после разгона демонстрации, которую устроили работники разорившихся предприятий Тузлы, в прошлом одного из индустриальных центров страны.

Пока очевидно, что главные политические силы не смогли оседлать этот протест. Их реакция скорее свидетельствует о панике и отсутствии повестки, которая отражала бы суть выдвинутых требований. А в их числе – формирование новых органов власти из профессионалов, упразднение привилегий для представителей администрации, защита прав работников, борьба с коррупцией и безработицей, приведение стандартов в сфере образования, сельского хозяйства и т.д. в соответствие со стандартами Евросоюза.

Понятно, что эти вопросы нельзя решить путем взятия Бастилии, но в боснийском случае они не решаются и другим способом. Помимо всех проблем, с которыми может сталкиваться постсоциалистическое общество в послевоенной обстановке, Босния еще отягощена и специфической, сложнейшей администрацией, которая является самой дорогостоящей в Европе. В стране, где пятая часть населения живет за чертой бедности и 44% считаются безработными, на содержание органов власти уходит 6,6 млрд евро в год, то есть около половины ВВП страны.

Дороговизна объясняется тем, что в двух частях страны – мусульмано-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины и Республике Сербской действуют в общей сложности 13 правительств и столько же парламентов, два президента с вице-президентами и трехсторонний президиум плюс бесконечное число их советников, секретарей и водителей. Различные блокирующие механизмы делают эту систему, устроенную по этноконфессиональному принципу, совершенно неэффективной. И в первую очередь это касается мусульмано-хорватской Федерации с ее десятью кантонами. Неудивительно, что требование об упразднении кантонов в эти дни звучит все настойчивее.

Могущество социальных сетей – вещь известная. Но почему бунт вспыхнул именно в год выборов? И кто все же стоит за демонстрантами, применившими в разных городах схожую тактику?

Есть некоторые основания полагать, что социальный бунт на руку (если не дело рук) известному политику и бизнесмену Фахрудину Радончичу, чьи позиции в последние годы заметно укрепились. По крайней мере такой слух идет от полицейских структур. Журналист, издатель и строитель самых красивых зданий в послевоенном Сараево, Радончич официально вошел в политику в 2009 году, основав «Союз за лучшее будущее». После успеха на местных выборах 2012 года его партия примкнула к правящей коалиции, сформированной вокруг Златко Лагумджии и его Социал-демократической партии, а сам Радончич занял пост министра безопасности.

В эти дни Радончич не перестает удивлять публику странным для его должности отношением к протесту. Сначала он призвал не использовать силу против демонстрантов, штурмовавших символы власти, и отказался создавать кризисный штаб, сославшись на то, что в его функции не входит обеспечение правопорядка. А по итогам уличных боев и вовсе заявил, что нападение на госучреждения не есть нападение на государство, а может быть, даже и «его защита от плохой власти»…

После таких откровений Лагумджия, лишившийся под давлением демонстрантов нескольких кантональных премьеров, назвал союз с Радончичем «ошибкой, совершенной в нужде». Попутно он обвинил министра безопасности в препятствовании борьбе с криминалом и коррупцией. Радончич за словом в карман не полез и ответил старшему партнеру, что у него «есть полное право на большую нужду», а заодно посоветовал членам федерального правительства собирать чемоданы.

Интересно, что протесты охватили не всю территорию страны, а только Федерацию, причем районы с мусульманским, а не хорватским большинством. В Республике Сербской пока не было серьезных выступлений, но это не значит, что их и не будет. Сейчас местный президент Милорад Додик рассказывает всем, что мусульмане пытались прислать к нему несколько автобусов с погромщиками и спровоцировать хаос. Приедут эти автобусы или нет, неизвестно, а вот сербская оппозиция уже готовится вывести своих сторонников на улицы Республики Сербской. И, судя по результатам последних местных выборов и иным расчетам, Додику все же придется расстаться с властью по итогам ближайшего голосования.

Возлагая друг на друга ответственность за социально-экономический коллапс, политики все громче спорят об угрозах и досрочных выборах, а заодно втягивают в свои споры внешних игроков. Боснийские хорваты заманили в Мостар премьера Хорватии, Додик отправился в Белград, где произнес очередную речь о неизбежности распада Боснии и Герцеговины, а в Сараево прилетел министр иностранных дел Турции. В этой дружеской интернациональной атмосфере можно решать любые вопросы, связанные с политической борьбой.

«А нет ли тут руки Госдепа?» – спросят некоторые политологи и не ошибутся. Такая рука в Боснии есть, и она была тут еще до заключения мирного соглашения в 1995 году. Эта же рука направила сюда несколько десятков тысяч американских солдат и обеспечила миллиарды долларов для восстановления страны и поддержания сложной дейтонской системы, которая гарантирует соблюдение интересов трех воевавших народов. Не используют ли «народный бунт» для перестройки дейтонской системы в сторону централизации власти «в ущерб сербам»? Конечно, нет. При всей ловкости рук, ни одно решение здесь не будет работать без согласия самих боснийских игроков. Это доказали 18 послевоенных лет. Осуществить какие-то серьезные реформы здесь будет возможно только по мере продвижения страны в Евросоюз, а застой на этом пути, как известно, с помощью поджогов не преодолеть.

Источник: http://slon.ru/world/bosniyskaya_vesna_vzglyad_iz_saraevo-1056710.xhtml

© 2009 С. Щеглов. Все права защищены
Design © 2009 by africaan